Исследования  |  Новости  |  Интервью  |  #архрейтинг

 Мнение

Юрий Пирютко, историк Петербурга

Не будет «пугала» у «Стокманна»! 

05/06/2013 14:58

То ли чиновники, управляющие культурой Санкт-Петербурга, действительно помолодели, то ли у них память слишком короткая, или, скорей всего, им до нашего города двадцать лет назад не было никакого дела. В те не очень далекие времена, когда мэром Петербурга был А. А. Собчак, вопрос о скульптуре работы П. П. Трубецкого для памятника Александру III уже обсуждался, страсти кипели и остыли как-то внезапно, когда на стол мэру легла справка, в какие сотни миллионов обошлась бы нелепая затея с рокировкой памятников.

В принципе да: в перемещении памятников и даже их перелицовке нет ничего оригинального. Римляне меняли головы своих императоров на парадных портретах; революционные французы свергли всех своих бронзовых и мраморных королей (некоторых, правда, потом восстановив); идея товарища Зиновьева поставить на Александровскую колонну Ленина вместо ангела — жалкий плагиат истории с Вандомской колонной, которая изначально была поставлена на месте памятника одному из королей. С нее трижды сбрасывали и возвращали назад фигуру Наполеона, а в 1871 году повалили, по инициативе известного художника Гюстава Курбе, которому пришлось впоследствии до конца дней платить за ее установку на прежнем месте.

Памятник Александру III

Кстати, хорошая мысль для наших законодателей: предложить фантазерам, мечтающим о восстановлении «исторической справедливости», принимать расходы по восстановлению на свой счет.

С 1994 года шедевр Трубецкого, спасенный в 1937-м, благодаря самоотверженным усилиям хранителя скульптуры Русского музея Григория Макаровича Преснова находится перед входом в Мраморный дворец. Возможно, массивной скульптуре здесь не хватает простора площади, на которой она стояла на гранитном постаменте, не уступающем ей по высоте.

Но на Знаменской площади находился памятник «Державному основателю Великого Сибирского пути» (будто других заслуг у царя, правившего Россией 13 лет, не было замечено). На территории музея скульптура воспринимается, как экспонат. Не помещающийся в витрину, но имеющий все признаки музейной ценности. Не вдаваясь в подробности искусствоведческого анализа, напомним, что это выдающееся произведение монументальной пластики эпохи модерна.

К тому же, Мраморный — один из дворцов Русского музея, и портрет Александра III напоминает, что этот царь основал сокровищницу русского искусства, носящую его имя.

Надо, наконец, решить, о чем идет речь: об экспонировании замечательной скульптуры или открытии в Санкт-Петербурге памятника Александру III, что означало бы однозначное признание заслуг этого императора в отечественной истории и актуальности его наследия для нашего времени — второго десятилетия XXI века. Боюсь, что далеко не все наши современники согласятся, что сейчас не кто иной, как Александр III, достоин сооружения памятника. Но даже если в нашем обществе большинство и поддержало бы эту идею, сложный и многозначный образ, созданный Трубецким, никак не подходит для памятника, выражающего современную историческую оценку царя, о правлении которого Александр Блок писал: «В те годы дальние, глухие в сердцах царили сон и мгла».

Вытаскивать скульптуру Трубецкого на одну из площадей Петербурга только с той целью, чтоб ее удобнее было рассматривать, — идея довольно вздорная. Вполне достойны ее и варианты, среди которых вопиющий по абсурдности: поставить перед фасадом Михайловского дворца, чтобы разом уничтожить хрестоматийный ансамбль классического Петербурга. Другие предложения, если и не хуже (потому что хуже некуда), но ясно демонстрируют глубокое равнодушие петербургских чиновников к городу, в котором они на какое-то время застряли по службе. Например, Конюшенная площадь (куда тут памятник, когда автобусам и сейчас не развернуться!) или Троицкая (удивительный ансамбль с конструктивистским домом политкаторжан, величавым сталинским ампиром и памятником жертвам политических репрессий, в сусальном сиянии нововизантийской часовенки).

Дошли уже до лужайки перед Головкиным бастионом Петропавловской крепости. Мало того что грузный царь на своем першероне, пасущемся в разнотравье, выглядел бы инсталляцией современного художника-акциониста. Это место, — где, как теперь точно установлено, расстреливали жертв красного террора, — никак исторически не вяжется с монументом российскому монарху, чьи сын и отец (по словам пролетарского графомана Демьяна Бедного) «при жизни казнены».

Торчу здесь пугалом чугунным для страны,
Навеки сбросившей ярмо самодержавья.

Впрочем, если уж действительно неймется поместить уцелевшую статую Александра III в городском пространстве, сейчас для этого появилась реальная возможность. Заканчивается восстановление монументального храма Феодоровской иконы Божией Матери, воздвигнутого в память 300-летия дома Романовых на Миргородской улице. Практически не освоенное пространство перед ним вполне могло бы стать новой площадью Петербурга, с доминантой — памятником «Царю-миротворцу» (так и надо написать на новом постаменте, хотя и от Сибирского железнодорожного пути, «державным основателем» которого был покойный, совсем рядом, через товарную станцию Московского вокзала).

Единственный позитивный результат, достигнутый при обсуждении непонятно зачем гальванизированного вопроса о статуе Трубецкого, — тот, что членам комиссии по образованию и науке все-таки хватило совести и здравого смысла, чтобы отвергнуть предложение о возвращении на «историческое место».

Для полной исторической справедливости надо было бы переименовать площадь Восстания в Знаменскую. Убрать автобусы и троллейбусы, а лучше восстановить линию конки, заодно вымостив все булыжником. Сломать станцию метро, воздвигнув на ее месте Вход-Иерусалимскую церковь с чудотворным образом. Снять этаж с гостиницы «Октябрьская», естественно, переименовав в «Знаменскую», и убрать любимый народом фастфуд «Щелкунчик». Заодно сокрушить, слава богу, тошнотворные надстройки и торговые комплексы на улице Восстания, Тележной и Лиговском.

Но главное — плюнуть в душу всем ленинградцам и петербуржцам, для которых слова «Город-герой Ленинград» еще что-то значат.

Фото Дмитрия Ратникова

Изображения, прикрепленные к публикации:

Юрий Пирютко

 Комментарии 


  1. ahvalj

    07/06/2013 в 12:27 | #1 | Ответить | Цитировать

    В идеале памятник Александру третьему требует вот такого архитектурного фона: www.skyscrapercity.com/sh...d.php?p=33771656

    или наших, тоже не состоявшихся, «Нового Петербурга» на Голодае или предреволюционных проектов Николаевского вокзала. А так, существующая в центре застройка для него слишком легкомысленна — поэтому я и ратую за северную часть Троицкой площади, где памятник встал бы на фоне двухъярусной сталинской колоннады.

  2. Горожанин

    07/06/2013 в 12:02 | #2 | Ответить | Цитировать

    КГ/АМ Жывотных — в Бабруйск!

  3. Факт

    07/06/2013 в 11:23 | #3 | Ответить | Цитировать

    Памятник очень сложный.

    Ему вообще трудно подобрать место, «вписать» в ансамбль.

    Разумеется, о возвращении на Восстания нет и речи, и площадь уже иная, и город иной.

    Стела — да, это было, конечно, грубое вмешательство в городскую среду. Хотя ее смысл и предназначение несомненны — не сносить же теперь?

    Лучшим на этом месте — честно! — был тот самый скверик, засаженный сиренью, маленький зеленый «пятачок» среди моря машин, запечатленный Рязановым в «Итальянцах в России»...

    А памятник перенести на Охтинский мыс — чтоб у Газпрома не было соблазна таки воткнуть туда что-либо.

  4. PSW73

    07/06/2013 в 02:03 | #4 | Ответить | Цитировать

    Автор нарочно, что ли всё передёргивает? Да, для ленинградца и петербуржца слова город-герой Ленинград значат очень многое. Только вот почему автор решает за всех ленинградцев и петербуржцев и привязывает память о великом подвиге к символам-новоделам непонятного назначения и художественной формы.

    И уж так явно проявлять свою недалекость, наверное, не нужно — ратовать за сохранение наследия в случае со стеллой и истеричеки доказывать что несохранение наследия в случае с Александром III — это нормально. Самому-то не смешно?

    Хотя, конечно, понятно, Александр III таким, как автор — поперек горла. Бошки не рубил, кровью страну не залил, развивал како-то там флот, русскую культуру и реально заботился о крестьянах. Типа — не великий.

    И не надо всё смешивать в одну кучу. Есть прогресс — никакие конки никому уже не нужны. А есть искусственные идеологические символы и догмы, от которых автор ну никак не может отойти. Хотя для нормального ленинградца и петербуржца память о войне и подвиге это не стелла на Восстания, как думает автор, а память о судьбе родственников, погибших в блокаду, когда подонки-соседи украли с кухонного стола все их карточки. Это Невский пятачок, Пискаревка, дорога Жизни, петергофский десант, эвакуация в Челябинск, прорыв и сняти блокады. И не надо считать людей совсем уж бестолковыми и навязывать им исскуственные символы и догмы, якобы для «улучшения» памяти. Ленинградцы и петербуржцы будут помнить всегда, независимо от всяких стелл и других идеологичесикх атрибутов.

    И да, уважаемый автор, представьте себе, площадь должна называться Знаменской. Памятник Александру III стоять на ней должен. Сквер тоже там должен быть. С сиренью. И бульвар на Лиговском тоже должен быть. А все решения по памятникам и увековечиванию памяти должны быть продуманными, а не от фонаря, как это было в 85-м (или 86-м?). И не надо никаких доказательств. Всё просто.

  5. вЪсовщикъ

    06/06/2013 в 18:48 | #5 | Ответить | Цитировать

    @Архитектор

    Чтоже касается аргументов,то лучше когда в них поменьше эмоций и побольше разума

    =============================

    но поступая так, на Жигкули то не наработаешь.

    человек выбрал эпатаж и его печатают, и 10 лет назад, и щас

    меняются директора издательств и медиа-редакторы, а принцип работает

  6. Архитектор

    06/06/2013 в 09:44 | #6 | Ответить | Цитировать

    Статья интересна своей эмоциональностью, но содержательно сумбурна ...

    Тут и радость по поводу «спасенного памятника в 1937м» и признание его «выдающимся произведением монументальной пластики эпохи модерна» с одновременным недоумением,зачем «экспонат...музея» надо вытаскивать"на обозрение"...,вспомнилось и «пугало» из стихов Д.Бедного...,тут же и удивление по поводу «гальванизированного (!?) вопроса о статуи Трубецкого»...

    А уж когда автора в ернических фантазиях «понесло» по пути восстановления конки на Знаменской площади и мощения булыжником мостовых,стало понятно,что здравый смысл рассуждений окончательно утрачен и эмоции взяли верх над разумом.

    Такое впечатление. что автор никак не может определиться со своим собственным отношением к предмету обсуждения...

    Если уж признаем, что это «выдающеейся произведение», что его «спасли», что ему « тесно в сквере у Мраморного дворца» ( да и не место достойное этого памятника по сути. Арх.) и если граждане города видит необходимость его переноса,давайте обсуждать этот вопрос конструктивно... оставив эмоции и вздохи по поводу оскорбленных «ленинградцев,для которых город -герой Ленинград не пустое слово» в стороне. Собственно о «ленинградцах» (блокадниках и защитниках города ) нужно было бы вспомнить чуть раньше,когда они были еще живы...,но это другая тема,не ко времени и не касается темы дискуссии.

    Если появляется вопрос (проблема) у неё есть множество решений...Выбрать наилучшее,взвесив все "за и «против» бывает непросто...Но если участники обсуждения ( не спора) объедененны задачей РЕШИТЬ вопрос они безусловно найдут конструктивные компромиссы и задача будет решена...Если же стоять на позициях непримиримых противников или защитников не видя и не слыша аргументов собеседника-решения не будут. Спор никогда не решает проблем, поскольку не конструктивен...Чтоже касается аргументов,то лучше когда в них поменьше эмоций и побольше разума.

  7. Valery

    05/06/2013 в 22:55 | #7 | Ответить | Цитировать

    Историю никто изменить не может и нужно беречь то, что создавалась раньше. Вкусы и тенденции меняются, а памятники остаются. Просто нужно грамотно подходить к решению любого вопроса, а не бросаться в омут с головой!

  8. вЪсовщикъ

    05/06/2013 в 22:49 | #8 | Ответить | Цитировать

    @Оксана Л.

    да, в жизни ноняшней разница тока дразницца

  9. житель городка

    05/06/2013 в 21:43 | #9 | Ответить | Цитировать

    а давайте установим памятник у Финлянского вокзала на месте броневика с вождем, а вождя с броневиком — к Ладожскому вокзалу и все довольны

  10. Сергей Лунц

    05/06/2013 в 19:57 | #10 | Ответить | Цитировать

    Нынешний «Стокманн» уже сам по себе Пугало!

  11. Оксана Л.

    05/06/2013 в 18:21 | #11 | Ответить | Цитировать

    @

    вЪсовщикъ

    Какая разница, кто создал культурные ценности, лишь бы были.

  12. вЪсовщикъ

    05/06/2013 в 18:00 | #12 | Ответить | Цитировать

    Юрий Пирютко написал в свое время под псевдонимом Костя Ротиков исследование о том как гомосексуалисты создавали на протяжении 3 веков то, что мы называеи культурные сокровища Петербурга

    талант не пропьешь

    тем более такой

  13. Оксана Л.

    05/06/2013 в 17:36 | #13 | Ответить | Цитировать

    Спасибо автору за интересный текст! Но позвольте задать несколько вопросов.

    В тексте:

    К тому же Мраморный — один из дворцов Русского музея, и ПОРТРЕТ Александра III напоминает, что этот царь основал сокровищницу русского искусства, носящую его имя.

    Непонятно по контексту, о каком портрете Александра III идет речь — о каком-то в недрах Русского музея или Мраморного дворца? Или о скульптурном лице царя?

    В тексте:

    Мало того что грузный царь на своем першероне, ПАСУЩЕМСЯ В РАЗНОТРАВЬЕ, выглядел бы ИНСТАЛЛЯЦИЕЙ современного художника-АКЦИОНИСТА.

    1. Коню царь удилами рот рвет, несчастная лошадь не сможет выглядеть пасущейся в разнотравье, даже если ее в траву поставить.

    2. Почему классический конный памятник должен выглядеть КАК ИНСТАЛЛЯЦИЯ только потому, что его переставили в другое место? Инсталляция — форма современного искусства, представляющая собой пространственную композицию, созданную из различных элементов и являющую собой художественное целое. Важно, что зритель не созерцает инсталляцию со стороны, как картину, а оказывается внутри неё. Некоторые инсталляции приближаются к скульптуре, но отличаются от последней тем, что их не ваяют, а монтируют из разнородных материалов часто промышленного происхождения. ИНСТАЛЛЯЦИЯ (англ. installation, букв. — установка) прием художественной экспозиции, благодаря которому произведение или их совокупность активно распространяется в пространстве, уподобляясь развитой сценической конструкции, занимающей целые залы.

    3. Почему именно художника-АКЦИОНИСТА? Акция (или искусство акции) становится общим понятием для художественных практик, в которых акцент переносится с самого произведения на процесс его создания. В акционизме художник как правило становится субъектом и/или объектом художественного произведения. Близкими к акционизму формами являются хэппенинг, перформанс, эвент, искусство действия, искусство демонстрации и ряд других форм.

    В тексте:

    Сломать станцию метро, воздвигнув на ее месте Вход-Иерусалимскую церковь с чудотворным образом.

    1. Разве храм так странно назывался? Там была Знаменская церковь, она же церковь во имя Входа Господня во Иерусалим. Но РПЦ, как правило, не приветствует менять названия своих храмов даже в СМИ, благословляет писать названия полностью.



Прежде чем оставить комментарий, ознакомьтесь с правилами. В них, в частности, говорится о склонении Купчина и Репищевой улицы.
В некоторых случаях робот может отправить ваш комментарий на модерацию.