Исследования  |  Новости  |  Интервью  |  #архрейтинг  |  Ратная палата (YouTube)
 

 Разное

Мимикрия не сработала: состояние петербургских памятников безуспешно пытаются закамуфлировать 

15/02/2022 16:54

Петербургский особняк семьи Бракгаузен в преддверии весны сбросил баннеры, которые скрывали состояние здания в ожидании ремонта, и расправил свои потрескавшиеся стены навстречу солнцу, дождю и морозу, судя по внешнему виду, мечтая поскорее отмучиться. Период, проведенный за нарядными плакатами, откровенно затянулся.

И все бы ничего, вот только речь идет о самом центре Санкт-Петербурга, набережной лейтенанта Шмидта. Каких-то двести лет назад будущий президент США Джордж Бьюкенен, заключивший когда-то первый торговый договор между Россией и Соединенными Штатами, гордился тем, что проживал в этом здании.

Шмидт

— Я занял очень хороший дом на берегу Невы с прекрасным видом на эту величественную реку и корабли, входящие в этот изумительный город, — писал он, будучи в 1832 году американским послом. Почетная должность 15-го президента Штатов тогда ему еще только снилась. Вполне возможно, прямо после чаепития на балкончике с видом на Северную столицу.

Сегодня не каждый бомж захочет спрятаться от промозглого питерского ветра под сенью этого особняка. Да и как тут спрячешься, когда окна-двери давно заколочены, а чтобы раритет не сильно мозолил глаза, его аккуратно завесили баннерами, создавая иллюзию благополучного существования этого некогда респектабельного дома.

Особняк построили еще в начале XVIIIв. по проекту архитектора Жан-Батиста Леблона. Помимо американского президента пожил под его крышей и сын учителя Петра I Конон Зотов. Потом пришла очередь архитектора Викентия Беретти (между прочим,члена Комитета по постройке Исаакиевского собора, прекрасно видного с набережной лейтенанта Шмидта). В 1823 г. он и перестроил дом для купеческой семьи Бракгаузен, прибавив к композиции четырехколонный портик, сегодня пребывающий в плачевном состоянии.

Шмидт, балкон

В 1872 году дом выкупил купец Эстеррейх, чтобы в очередной раз перестроить. В итоге зодчий Гедике поменял главный фасад, придав ему облик в духе Людовика XVI. Само собой поменялся и декор. Два десятка лет спустя сюда заехал отставной министр путей сообщения Аполлон Кривошеин. Рухнувшая царская империя в очередной раз привела и к смене владельца дома, сюда заезжали Школа подводного плавания, Ленинградская транспортная контора «Госпароходства», банк, 16-е отделение милиции и, наконец, квартиры обычных горожан. Расселили петербуржцев уже в начале 2000-х годов.

26 декабря 2019 г. в соответствии с распоряжением председателя Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Сергея Макарова ансамбль «Особняк А. М. Бракгаузен (Л. К. Эстеррейха)» (наб. Лейтенанта Шмидта, д. 3, лит. А) включили в единый государственный реестр в качестве объекта культурного наследия регионального значения. По знаменитой петербургской традиции, это ему не сильно помогло.

— В 2015 году на объект утверждено охранное обязательство, в соответствии с которым срок исполнения работ по ремонту и реставрации памятника с приспособлением для современного использования в настоящее время истек. КГИОП организованы мероприятия, направленные на привлечение виновных лиц к ответственности за невыполнение условий охранного обязательства, — рассказали в Комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры.

В сентябре 2020 года по заявлению ООО «Альянс» было выдано задание на проведение работ по сохранению здания.Но дела компании, которая владеет особняком, шли так невыразительно, что реставрация объекта культурного наследия быстро перестала ее волновать в принципе. В итоге особняк завернули в баннеры, скрывающие его печальное состояние, и благополучно забыли на пару лет. Долго цветные тряпки маскировать изъяны памятника не могли, и в феврале 2022 года пали, обнажив и рассыпающуюся кладку, и потрескавшиеся колонны. Рухнувшие двери балкона на втором этаже, при таком раскладе, выглядят сущим пустяком. Можно не сомневаться только в одном – внутри особняк представляет не менее удручающее зрелище, если всю зиму туда наметало снег. Лепнина снаружи, правда, еще держится, но совершенно непонятно насколько ее хватит.

Подобный вариант «спасения» объектов культурного наследия для Санкт-Петербурга не редкость. Стоит переместиться на другой берег Невы, где продолжает разваливаться все так же хитро замаскированное Конюшенное ведомство.На фасаде объекта культурного наследия, расположившегося на берегу Мойки, правда, баннеры еще не настолько поистрепались, все-таки Новый год встречали совсем недавно.

— С тем же Конюшенным ведомством можно было бы уже давно сделать много интересных временных проектов, но оно все еще стоит бесхозное и разрушается, — считает сооснователь и руководитель НКО «Свободное Пространство» Михаил Климовский. — В нем до сих пор невозможно ничего сделать. В Санкт-Петербурге очень сильные охранные функции в объектах культурного наследия, однако приспособленческие отсутствуют. На мой взгляд, не хватает комплексного подхода с точки зрения аудита. То есть элементарно посмотреть, что со зданиями происходит.

По мнению эксперта, у КГИОП слишком жесткие требования к типу использования строений. И это не позволяет в полной мере использовать функции зданий, которые в перспективе будут востребованы. Он уверен, что необходимо разрабатывать меры поддержки бизнеса, а не чинить им препятствия. Иначе число руин на улицах Северной столицы будет только лавинообразно увеличиваться. На всех баннеров в итоге не хватит.

Изображения, прикрепленные к публикации:

Шмидт Шмидт, балкон