Исследования  |  Новости  |  Интервью  |  #архрейтинг
 

 Интервью

Братья Шевченко: «Заброшенные старинные заводы не украшают Петербург» 

01/11/2017 14:30

Несмотря на два кризиса, кажется, будто рынок сноса зданий вернулся на свою колею: в разных концах города работают экскаваторы-разрушители, снуют груженые старыми кирпичами самосвалы. А вот умеют ли демонтажники ломать «муравейники», трудно ли будет разрушить «Лахта-центр» и почему снос — это скорее развитие, а не уничтожение, рассуждают Антон и Алексей Шевченко, владельцы демонтажной компании «Прайд».

— Порой создается впечатление, что демонтажники ищут себе объекты на местности. Видят: аварийный дом, мозолит глаза — давайте снесем. Есть такое?

Антон Шевченко: — Было одно здание в поселке Понтонный. Четырехэтажное, уже без крыши, одни стены и провалившиеся перекрытия. Находилось здание в центре поселка, создавало аварийную обстановку, угрожающую жизни и здоровью граждан. Являлось местом притяжения бомжей и наркоманов. В итоге к нам обратились инвесторы и попросили его снести. В данном случае я считаю, что снос здания позволил улучшить жизнь жителей поселка.

Алексей Шевченко: — Каждый день проезжаем мимо таких: без окон, без дверей, скрывшиеся за деревьями. Например, на проспекте Энергетиков, 15, или на Мебельной, 10. Как бельмо на глазу. Наверное, многие градозащитники спят и видят, чтобы разобрать башню Газпрома, но мы считаем, что город должен развиваться. Возведение таких зданий, как «Лахта-центр», притягивает бизнес и улучшает экономику города.

Братья Шевченко

Антон Шевченко, Прайд

Алексей Шевченко, Прайд

— Заметьте: не мы вспомнили о «Лахта-центре». Есть ли у вас представление, как в случае необходимости его снести?

Ал.: — Это будет непросто. Но в случае возникновения такой задачи применим самые современные технические решения. Например, совмещенный ручной и роботизированный демонтаж с помощью роботов Brokk.

— Снос «Лахта-центр» — это все-таки больше из области фантастики. По крайней мере, сейчас. А вот разборка многоэтажных жилых микрорайонов, проще говоря «муравейников», кажется более реалистичной. Тот же Илья Варламов постоянно предвещает ее начало. Существует ли технология сноса таких высоток?

Ан.: — Мы знаем об опыте Москвы. Здание стояло 12–15-этажное, фасадом выходило прямо на тротуар. Какую москвичи использовали методику? Безусловно, ручную разборку до высоты работы экскаватора с длинной стрелой.

Но мы понимаем, что к тому моменту, когда в Петербурге придется ломать «муравейники», технологии продвинутся. Еще недавно использовали только шар-бабу — как в мультике «Ну, погоди!».

Улица Федора Абрамова, Северная долина
Микрорайон «Северная долина», самый известный петербургский «муравейник»

— Является ли наличие собственного парка техники основным фактором успеха в демонтажном бизнесе?

Ал.: — Во многих случаях экономически целесообразно взять в аренду необходимую технику. Мы работаем с крупнейшими арендными компаниями, которые предоставляют нам такую возможность. Необязательно иметь свою технику, чтобы являться конкурентоспособной компаний.

— А зависит ли успех от масштаба компании? «Прайд» — фирма небольшая.

Ал.: — В больших компаниях сильно раздуты штаты, там высокая бюрократия. Это сильно влияет на оперативность принятия решений и эффективность работы. Успех зависит не от того, крупная компания или нет, а от команды этой компании. У нас команда собрана первоклассная, каждый — профессионал своего дела.

— Слова про сильно раздутый штат и высокую бюрократию можно отнести к крупной демонтажной компании «Размах», где вы работали до того, как открыли свое дело?

Ан.: — Мы все меньше и меньше встречаем «Размах» в городе. Может, они ушли в регионы, но факт: на тендерах они там не попадаются.

Большой секрет от маленькой компании: в прошлом году одна крупная фирма взяла контракт, предложив стоимость ниже нашей. После тендера заказчик целый месяц пытался заключить с ними договор. Только их протокол разногласий составлял 20 листов. С такими большими и грамотными инвестору было не по пути. Он предложил контракт нам, договор заключили за три дня, хотя стоимость у «Прайда» была выше на 20%.

Снос на Полевой Сабировской улице

— Проволочки в работе наверняка бывают связаны с законом, запрещающим сносить здания, построенные до 1917 года. По вашему мнению, насколько этот закон целесообразен?

Ан.: — Что касается дореволюционных построек, закон должен работать. Но есть в Петербурге зоны, где нельзя сносить более молодые здания — построенные до 1957 года. Это, например, территории вдоль южной части Московского проспекта.

Мы сносили в Московском районе завод. Практически всё на его территории стояло с 1960–1970-х годов. Но трансформаторная подстанция была 1955 или 1956 года постройки. Закон требует ее сохранять, но совершенно очевидно даже для создателей этой законодательной нормы, что не ради сохранения подстанций она создавалась. Имеет смысл причесать закон, убрав оттуда хотя бы такие вспомогательные постройки.

— Этот закон, закон о зонах охраны, был создан и корректировался с привлечением градозащитников. Возле ваших объектов активисты часто появляются?

Ал.: — Обычно эти организации долго наблюдают со стороны, а противодействовать начинают, когда работа уже началась. Обвиняют демонтажную компанию, хотя идти надо к заказчику, это его вотчина, а мы лишь исполнители.

Ан.: — Некоторых градозащитников мы хорошо знаем лично, и иногда с ними получалось выстраивать конструктивный диалог. Привлекали для различных экспертиз. Одни высказывали правильную, рабочую точку зрения, некоторые перебарщивали. Можем назвать ВООПИиК и «Живой город» как самых адекватных из градозащитных организаций.

— «Живой город» активно выступал против одного вашего проекта — сноса дореволюционного завода на Лиговском проспекте.

Ан.: — Завод «Самсон» находится за границами охранных зон, поэтому на его территорию закон о зонах охраны не распространяется. Иными словами, сносить дореволюционные здания «Самсона» закон не запрещал. Это понимали все, однако «Живой город» пытался будоражить общественность. Более того, как мы потом узнали, некоторые активисты с транспарантами — не из «Живого города» — были проплаченными, а ситуация была создана нашими конкурентами.

Снос завода Самсон на Боровой улице, старинное здание

— Проплаченные или нет, но сам завод имел архитектурную ценность. Пусть и не признанную официально, но фасады вряд ли можно было назвать безынтересными сараями.

Ан.: — Такие заводы стоят десятилетиями в полуразрушенном состоянии. И никаким образом не украшают облик города, не вызывают интереса и у градозащитников. А вот как только их начинают сносить — всё, сразу бьют во все колокола.

— У вас на сайте можно найти проекты, выполненные в Сочи. Есть ли градозащитники в регионах?

Ал.: — В небольших городах другая специфика, и если в миллионнике твои проекты затеряются, то там ты на виду. Мы работали в Сочи и Норильске. Чувствуешь дополнительную ответственность. Больше внимания как от административных, так и от надзорных органов, от общественности. Но с градозащитниками мы не сталкивались.

— Нет ли у вас такого, что петербургские дома кажутся более важными, чем те, что построены в остальной России? Есть ли различие в принятии решения по сносу особняка в Петербурге или, скажем, в Петрозаводске?

Ан.: — Поскольку старинных объектов за пределами Петербурга мы не сносили, то с этими чувствами не сталкивались. Но в целом, конечно, всегда любишь больше свой город, чем чужие. С другой стороны, снос — это ведь способ создать гармоничную среду. Никому не хочется ходить среди заброшенных или недостроенных зданий, в которых бомжи жгут костры. И в этом плане гармоничную среду приятно организовывать в любом месте, пусть даже и в Петрозаводске.

Екатерина Ступина
Фото Дмитрия Ратникова

Изображения, прикрепленные к публикации:

Братья Шевченко Алексей Шевченко, Прайд Антон Шевченко, Прайд

 Комментарии 


  1. Павел П

    09/12/2017 в 11:09 | #1 | Ответить | Цитировать

    @Ирина

    Прежде всего надо читать конституцию, где четко написано, кто является источником власти в стране.

  2. Ирина

    08/12/2017 в 18:26 | #2 | Ответить | Цитировать

    Читаю комментарии и смешно: инвестор должен то, инвестор должен се... Инвестор должен прежде всего государству в виде налоговой, потом — своим учредителям и своим сотрудникам! Любая организация (кроме благотворительной) работает ради прибыли. Если можно восстановить и эксплуатировать с целью последующего получения прибыли — то восстанавливают, если бизнес-план показывает, что прибыль будет. Но если «восстановить», а потом эксплуатировать «восстановленное» — чистый убыток, то кому это нужно? За чей счет финансирование такого «восстановления»?? Ни государству, ни инвестору точно не надо. Работать ради работы — это бред. А уж восстанавливать то, что восстановить нельзя — это бред чистой воды! Была я на этой территории до сноса: здания все в аварийном состоянии из-за аварийных фундаментов, по всем зданиям по внешним стенам — трещины с первого до последнего этажа, подвалы затоплены, лестничные пролеты обрушены и бесконечные маргиналы — безбашенные подростки и бомжи, от действий которых ежегодно — пожары, граффити, раскуроченные коммуникации, окна, двери, загаженные помещения (из тех, что сохранились) и т.д. и т.п.

  3. Andy

    08/11/2017 в 23:57 | #3 | Ответить | Цитировать

    Да, кстати, пусть @Ананнимус расскажет про количество трампутей в просвещенной Еуроппе, особенно к количеству произведенного пЕара.

    Шо за примбули, то прицесса Даяна въехала таки не в дерево, а в битонную стенку

  4. ???

    08/11/2017 в 23:07 | #4 | Ответить | Цитировать

    Andy :

    Андрей :

    У господина вопрос о сносе стоит так — будут ли его дети жить в Европе или нет?

    Еуроппа брюкселизирована — так что не удивительно, что братаны расчищают жизненное пространство под Шевченок-jr.

    «заасфальтировав бульвары и сняв трамвайные линии с важнейших улиц», @Andy?

  5. Andy

    08/11/2017 в 22:44 | #5 | Ответить | Цитировать

    Андрей :

    У господина вопрос о сносе стоит так — будут ли его дети жить в Европе или нет?

    Еуроппа брюкселизирована — так что не удивительно, что братаны расчищают жизненное пространство под Шевченок-jr.

  6. Прохожий

    08/11/2017 в 22:16 | #6 | Ответить | Цитировать

    Появление подобной статьи-как нельзя более своевременно и полезно,ибо народ должен знать своих «героев» в лицо ! Поглядите на две эти рожи и внимательно вчитайтесь в текст.Как вам эти перлы-"закон надо причесать",или «снос гармонизирует городскую среду»,каково ?! Не сохранять,не спасать,а..."гармонизировать" с помощью сноса ! И обратите внимание еще на такой момент,как они любят ссылаться на закон,говоря «закон не запрещает снос».Как будто стервятники ищут лазейку,где "не запрещает " и-и...р-р-р-раз!Бросаются на добычу,и еще одного старого дома нет ! Закон не запрещает,но и НЕ ОБЯЗЫВАЕТ сносить.Но ту тни ма-лей-шей попытки спасти и сохранить.Это называется хищничество.А вообще-эти две мерзкие хари уже вошли в Историю (пока лишь нашего Города).С чем я их и поздравляю.

  7. Андрей

    03/11/2017 в 19:07 | #7 | Ответить | Цитировать

    У господина вопрос о сносе стоит так — будут ли его дети жить в Европе или нет?

  8. Павел П

    03/11/2017 в 15:37 | #8 | Ответить | Цитировать

    Дмитрий Л. :

    инженер :

    И повторена старая-престарая истина---пока дом стоит заброшенным, он никому не интересен. Как только появляется инвестор, а за ним и демонтажники со строителями ...

    Это не истина, а «старая-престарая» ложь.

    Практически по каждому заброшенному историческому объекту есть ворох переписки с чиновниками, протоколов всяких совещаний и т.п. В публичную плоскость вопрос переводится тогда, когда ситуация заходит в тупик, и появляется реальная угроза уничтожения памятника.

    Инвестор должен приводить с собой ремонтников, а не демонтажников.

    Совершенно с вами согласен. ТоварЫщ просто ангажирован и не в курсе сути вопроса. Обвинять надо не градозащитников,а собственников и госструктуры. которые, видимо и представляет «товарЫщ»

  9. Дмитрий Л.

    03/11/2017 в 11:05 | #9 | Ответить | Цитировать

    инженер :

    @Дмитрий Л.

    Не верю.

    Устройтесь в какую-нибудь чиновничью канцелярию, типа кгиопа или администрации одного из центральных районов, и увидите, сколько там идет переписки по пустующим историческим объектам ;)

    (Или попроситесь общественным помощником к Ковалеву или Вишневскому).

  10. инженер

    03/11/2017 в 01:03 | #10 | Ответить | Цитировать

    @Дмитрий Л.

    Не верю.

  11. Дмитрий Л.

    02/11/2017 в 10:41 | #11 | Ответить | Цитировать

    инженер :

    И повторена старая-престарая истина---пока дом стоит заброшенным, он никому не интересен. Как только появляется инвестор, а за ним и демонтажники со строителями ...

    Это не истина, а «старая-престарая» ложь.

    Практически по каждому заброшенному историческому объекту есть ворох переписки с чиновниками, протоколов всяких совещаний и т.п. В публичную плоскость вопрос переводится тогда, когда ситуация заходит в тупик, и появляется реальная угроза уничтожения памятника.

    Инвестор должен приводить с собой ремонтников, а не демонтажников.

  12. инженер

    02/11/2017 в 09:45 | #12 | Ответить | Цитировать

    Про снос Л-Ц---это так, для красного словца.

    Типа, если построили, то можно снести что угодно.

    Но очевидно, что это будет денег стоить.

    Ну а так-у людей такой бизнес, и он востребован во всем мире.

    И то что они говорят вполне обоснованно и разумно.

    И повторена старая-престарая истина---пока дом стоит заброшенным, он никому не интересен. Как только появляется инвестор, а за ним и демонтажники со строителями, у ряда граждан проявляется известная истерика.

  13. Павел П

    01/11/2017 в 21:35 | #13 | Ответить | Цитировать

    «Никому не хочется ходить среди заброшенных или недостроенных зданий, в которых бомжи жгут костры»

    Кроме костров никакой проблемы тут больше нет.

  14. SuperDrummer

    01/11/2017 в 20:35 | #14 | Ответить | Цитировать

    Дмитрий Л. :

    Кроме странной идеи про Лахта-центр — как-то ни о чем ...

    Почему странной?

    Идея весьма своевременная. Пока Башня Саурона не заселена, и вместе с тем основные конструкции уже залиты, поэтому сложно спрятаться за рендерами и отмахнуться от того факта, что она портит панорамы, снести её прямо сейчас было бы весьма разумным решением.

  15. Дмитрий Л.

    01/11/2017 в 16:57 | #15 | Ответить | Цитировать

    999 :

    как могла бы защита иначе проявить свою гражданскую позицию?

    Добиться для наиболее интересных построек статуса ОКН. Либо хотя бы расширить зоны охраны.

  16. 999

    01/11/2017 в 16:37 | #16 | Ответить | Цитировать

    Логика железная: про колбасный завод на Лиговском пр.

    «Такие заводы стоят десятилетиями в полуразрушенном состоянии. И никаким образом не украшают облик города, не вызывают интереса и у градозащитников. А вот как только их начинают сносить — всё, сразу бьют во все колокола.» Знакомая песенка — улучшают они сносом жизнь. :) На такие фирмы молиться надо, что бы без них было? а к ним на объекты запускают проплаченных агитаторов. :( ай-ай как плохо всё... А что должны делать простые граждане с такими заводами: выкупать их и жить там? как могла бы защита иначе проявить свою гражданскую позицию?

  17. Дмитрий Л.

    01/11/2017 в 15:02 | #17 | Ответить | Цитировать

    Кроме странной идеи про Лахта-центр — как-то ни о чем ...

    Незаконные-то сносы у них были? По каким конкретно объектам (и с кем именно) эти господа «выстраивали конструктивный диалог», и в чем этот «диалог» заключался?



Прежде чем оставить комментарий, ознакомьтесь с правилами. В них, в частности, говорится о склонении Купчина и Репищевой улицы.
В некоторых случаях робот может отправить ваш комментарий на модерацию.