Исследования  |  Новости  |  Интервью  |  #архрейтинг

 Городские новости Санкт-Петербурга

В Пулковском парке хотят установить «двух истуканов и детский кораблик» 

20/09/2013 16:20

Памятник святым Петру и Февронии хотят поставить в Пулковском парке. По всей стране таких памятников установлено с дюжину, а петербургские эксперты проектом остались недовольны.

Скульптурная композиция, которую планируется установить в Пулковском парке, более известном как парк Городов-Героев, представляет собой фигуры святых в полный рост, стоящие на фоне паруса символической ладьи. Автор изваяния — московский скульптор Константин Чернявский. Постамент для петербургской версии памятника спроектировал архитектор Сергей Лукин.

Точное место, где хотят установить скульптуру, «Карповке» выяснить не удалось, но, по предположению редакции, ее могут поставить в центре парка на месте разобранного в июне фонтана.

Памятников православным покровителям семьи и брака по всей стране установлено уже двенадцать. Для каждого из городов памятники отливают с небольшими вариациями. Создаются изваяния в рамках общенациональной программы «В кругу семьи». Цель их установки, по мнению инициаторов, заключается в «создании верных и целомудренных отношений, любви и преданности в браке, рождение и воспитание детей в духе любви к Родине».

На состоявшемся на днях в комитете по градостроительству и архитектуре закрытом заседании рабочей группы по вопросам монументально-декоративного оформления эксперты приняли решение повторно рассмотреть проект памятника с предоставлением авторами нескольких вариантов проектов. Стоит отметить, что сам автор скульптуры на заседание не явился.

«Карповка» сегодня связалась с членом рабочей группы скульптором Яном Нейманом, чтобы узнать, чем памятник не понравился экспертам. Господин Нейман рассказал, что скульптура не состоялась как объем, несмотря на то что архитектор Лукин решением постамента попытался сделать все что мог, чтобы спасти положение.

Скульптор также назвал это изваяние ввиду его массовости не скульптурой, а изделием. «Два истукана и детский кораблик» неуместны вблизи святого места, где проходил передний край обороны Ленинграда, уверен господин Нейман.

Администрация Московского района проект одобрила, и эксперт считает, что скульптуру «все равно пропихнут», как это сделали с похожим своим «пошлым» композиционным решением на среднерогатский проект памятником императору Николаю II и императрице Александре у Варшавского вокзала.

Памятник святым Петру и Февронии в Екатеринбурге, схожий с петербургским проектом:

Источник изображения: nashural.ru

Изображения, прикрепленные к публикации:

Памятник Петру и Февронии в Екатеринбурге
Теги: администрация московского района, кга, памятники и скульптуры, религия, сады и парки




Подписывайтесь на нас в Яндекс.Новостях



 Похожие новости 

 Воссоздание колокольни Новодевичьего монастыря может начаться весной

 Михайловскую часовню на Расстанной улице решили легализовать

 В недавно разбитом сквере на Канонерском острове хотят построить храм

 Власти махнули рукой на церковный самострой в Старо-Панове

 Церковь на проспекте Красных Командиров в Сестрорецке оказалась самостроем


 Комментарии 


  1. Andy

    30/03/2014 в 21:26 | #1 | Ответить | Цитировать

    @Аннушка

    РСП — символ нашего времени? Ну так нахер такое «время»!

  2. Аннушка

    30/03/2014 в 18:59 | #2 | Ответить | Цитировать

    @Роман

    Круто, почти детектив из жизни святых. Пожалуй, историмя петра и Февронии в каком-то смысле навевает мысли о бездетности.

    Вместо фигур Петра и Февронии уместнее памятник Святой Матери-Одиночке с ребенком у ноги и авоськами в руках. Такая современная мать в основном и обеспечивает хоть какие-то цифры рождаемости в России.

    Современная семья это или разведенная мать с ребенком, которого бросил отец, или бездетная пара, а нормальных полных семей у нас не так много. Русский мужчина, не бросивший семью, то есть собственного ребенка не оставивший только на шее женщины, это г е р о й нашего времени!

    Можно в соседнем сквере памятник поставить и ему — современному Святому Неизвестному Мужчине, гуляющему со своим ребенком.

  3. Клешня

    23/09/2013 в 13:22 | #3 | Ответить | Цитировать

    А вроде собирались ставить им памятник на Муринском ручье у Сретенской церкви? Там, кажется, даже закладной камень есть.

  4. А.Р.

    22/09/2013 в 13:20 | #4 | Ответить | Цитировать

    Спорная и темная история, со святыми, впрочем, такое случается; и памятник бы вполне смотрелся в Ладоге или Новгороде, скажем. Но конкретно в этом парке? Не уверена...

  5. Архитектор

    21/09/2013 в 13:53 | #5 | Ответить | Цитировать

    @

    Роман

    Да , история — вещь удивительная и увлекательная...А её персонажи иногда и не подозревают, какое будущее им готовят потомки. Неужели РПЦ и власть не нашли ничего более достойного в русских летописях. Или у них своя трактовка событий ?

    Академик А.М.Панченко умнейший и профессиональный историк в мнении которого сомневаться сложно...Похоже мы опять имеем дело с известным тезисом Черномырдина : « Хотели как лучше...»

  6. Андрюха

    21/09/2013 в 04:04 | #6 | Ответить | Цитировать

    Семейные ценности прививать с помощью установки чугунных изваяний это метод, да.

  7. Роман

    20/09/2013 в 21:24 | #7 | Ответить | Цитировать

    Идиоты. Шантаж, развод, бездетность и ползающие трупы как символ православных семейных взаимоотношений.

    «Я уже говорил о Петре и Февронии Муромских и о том, что эти фигуры, эта пара почему–то сделана символом любви, семьи и верности в России. Тут очень сложно говорить серьёзно, потому что, опять–таки, расчёт на дикую серость, на то, что никто никогда не прочтёт, даже хотя бы формально, даже церковного жития. Я уж не говорю о каких–то более основательных источниках. Например, у меня сейчас в руках книжка семьдесят девятого года, издательства «Наука» – это «Академические исследования повести о Петре и Февронии», которые были сделаны под редакцией академика Александра Михайловича Панченко, и здесь есть и прилукская, и причудская редакция, и муромская редакция, которые считаются наиболее полными. И давайте вспомним, о чем идет речь, когда идёт разговор о Петре и Февронии. Речь идёт о том, что девушка шантажом, грубым шантажом заставляет на себе жениться князя. Причём, шантаж на самом болезненном, самом страшном: Пётр поражённый, судя по всему, каким–то либо очень тяжёлым дерматитом либо экземой, пребывает к ней в лес. Она – простолюдинка, она волхвует, она – лекарщица по тем временам, и Пётр умоляет его вылечить, Феврония его лечит, но ставит условие: я тебя вылечу, но ты берёшь меня в жёны. Пётр соглашается и обещает это сделать. Феврония, будучи девочкой неглупой, судя по всему понимает, что её могут надуть, и она, совершая эти все манипуляции по излечению струпьев: «И един струп остави непомазан». То есть она оставляет одну язву, один струп на развод, её план оправдывается. Потому что, естественно, отказавшийся после излечения жениться, князь Пётр уезжает, но он не успевает доехать до своего Мурома: «И от того струпа начаша многи струпы расходиться на теле его. И весь оструплен многими струпы и язвами яко же и в первый раз». И тут он снова возвращается к Февронии, она снова ставит ему условие: либо ты берёшь меня в жёны, либо я тебя лечу. Он соглашается, понимая, что другого выхода нет. И действительно, после второго случая, когда она его лечит, он, опасаясь, вероятно что где–то что–то ещё осталось незалеченным и третьего раза уже не будет, он, действительно, женится на ней. Затем всё ещё происходит смешнее. То есть ни о какой любви, ни о каких чувствах, ни о каких отношениях – чистый шантаж. Чистый шантаж. Феврония улучшает своё социальное и материальное положение резко таким образом. Пётр – жертва шантажа, причём, объектом шантажа является здоровье и жизнь. Затем, эта пара в течение некоторого времени живёт в Муроме, затем, она разводится эта пара. Причём, судя по всему, пара была ещё и бездетной, потому что ни причудская редакция, ни муромская редакция никаких сведений о детях не представляют. Разводятся почему? Потому что оба решают постричься в монахи: и Пётр становится монахом, и Феврония становится монахиней. Надо понимать, что монашество – это полный отказ не только от собственного мирского имени, не только от мирских привычек, не только давание определённых обетов, но это обязательно полное прекращение всего, что связано с личной жизнью, с семейной жизнью, это обязательный развод. Эта бездетная, сошедшаяся на почве шантажа, пара разводится, а затем наступает некий мифологический цирк, потому что Пётр собирается умирать, посылает постоянно, по старости, вероятно, или по болезням каким–то, посылает постоянно к Февронии гонцов с тем, чтобы и её тоже вынудить умереть примерно в один день. После настоятельных увещеваний Феврония тоже умирает, и этих людей, уже совершенно чужих друг другу, разделённых монашескими обетами, разводом, хоронят в разных местах. Хоронят в разных гробах, естественно. Потому что инока и инокиню, даже в наше время, пока ещё никому не пришла в голову светлая мысль, положить в один гроб. Как только происходит это захоронение, вдруг, наутро, муромчане обнаруживают инока и инокиню в одном гробу, совершенно в другом месте. Каким образом и как они сползлись, с тем, чтобы улечься в один гроб, и история, и житие умалчивает. И так происходит несколько раз. То есть, символом российской любви, семьи и верности становится эта бездетная, разведенная, сошедшаяся из–за шантажа пара, которая после смерти зачем–то по муромской грязи собирается в одном гробу. Ничего более дикого не представить. Опять–таки расчёт на серость.»

    www.youtube.com/watch?v=s6-Y25Q7hok

  8. Оксана Л.

    20/09/2013 в 18:03 | #8 | Ответить | Цитировать

    А небольшой фонтанчик перед памятником не помешал бы.



Прежде чем оставить комментарий, ознакомьтесь с правилами. В них, в частности, говорится о склонении Купчина и Репищевой улицы.
В некоторых случаях робот может отправить ваш комментарий на модерацию.